Правила жизни Доктора Лизы

Врач, филантроп, погибла 25 декабря 2016 года в авиакатастрофе над Черным морем в возрасте 54 лет
Я же женщина, я скандалистка. Устраиваю скандалы. Когда абсолютная несправедливость, да, я устраиваю скандалы.
Я думаю, женщина добрее мужчины по своей природе. У нас есть неистребимый инстинкт материнства, который подразумевает в первую очередь защиту. Нужно защищать ребенка — своего или чужого, не важно.
Я с двух лет играла в доктора. У меня мама была врачом, работала на «скорой помощи». Я выросла в поликлинике и поэтому всё время носила белый халат. Он был мне ужасно велик, но я чувствовала себя счастливой. В итоге папа сделал мне печать, на которой написал: «Доктор Лиза». И я своим куклам выписывала рецепты.
Мой муж — американский гражданин, имеющий вид на жительство в России. Он — практикующий российский адвокат. У меня трое детей. Это все что я хочу, чтобы обо мне знали.
Я оставила в Америке детей и была со своей мамой каждый день в течение двух с половиной лет. До первого апреля, когда у нее остановилось сердце. Я не сняла ее с аппарата, она умерла сама. Я организовала фонд («Справедливая помощь». — Esquire), пока мама еще лежала в больнице. Я, наверное, сделала это, чтобы не сойти с ума.
Болезнь мамы определила, что место, где я должна работать, — это Россия.
Первые три года мы были изгоями — только и слышали нарекания от соседей и знакомых: «Зачем Вы это делаете?» Но знаете, сейчас ситуация заметно улучшается. Я сужу даже не по тому, что в одном только нашем фонде добровольцев стало больше. Что-то массово начало меняться — как ни странно — после летних пожаров 2010 года. Люди вдруг как будто очнулись, увидев этот ужас.
Однажды меня попросили посмотреть ракового бомжа на улице, и я его не нашла. Я пошла его искать, и нашла целый город около Павелецкого вокзала, в котором лежали в коробках и грелись эти несчастные люди, безрукие, безногие, больные, простуженные. Это было страшно.
Мир бездомных — это целое отдельное государство, со своей иерархией, со своими министрами, центром и периферией. Существует одна помойка, которую они между собой называют «морг». Там лежат бомжи с пулевыми ранениями, битые, резаные — те, которые не могут ходить. И бывает, кто-то из «моих» бездомных мне говорит: «Лиза, надо туда идти, один из наших туда попал». И вот мы едем в этот «морг» — и они среди мусорных баков находят «своих».
Для них я — мама. Для русских, таджиков, узбеков, украинцев, белорусов и для всех других. Особенно для освободившихся из тюрем. У меня, само собой, нет никакой должности, они просто сами называют меня «мамой».
Я работаю в маске, перчатках, чтобы не заразить других пациентов. Но ведь кто-то должен перевязывать их, простите, червивые раны.
С бедными и потерянными людьми мне общаться гораздо проще. Они проще, они такие, какие есть, они не притворяются.
Всегда любила бедных. Вот сколько себя помню, столько их люблю.
Много лет, работая с бездомными, я постоянно слышу от них одну и ту же просьбу: похороните меня как человека. Это очень странно, но это так. Они крайне редко просят что-нибудь, кроме как поесть. Но, когда мы общаемся больше двух-трех месяцев, я спрашиваю: «Что тебе вообще надо», он отвечает: «Лиза, закопай меня как человека».
Мы раздражаем, потому что относимся к людям как к людям, а не как к третьему сорту.
Мне нравится помогать тем, кому не поможет уже никто. Эта ниша совершенно не заполнена. Наверное, когда-нибудь моё терпение тоже закончится и придёт кто-то другой.
Меня научили, что благотворительность должна быть прежде всего эффективной. Поэтому, если я ставлю задачу спасать детей, я использую все средства и возможности, создаю алгоритм и решаю ее. И если для спасения детей нужно рисковать жизнью, я на это готова, что доказала много раз. Те, кто обвиняют меня в связях с «преступной властью», не готовы рисковать жизнью и своим благополучием. В этом причина их неудач и бессилия.
Мы никогда не уверены в том, что мы вернемся живыми, потому что война — это ад на земле. И я знаю, о чем я говорю.
Самое страшное — это как дети реагируют на бомбёжку: они закрывают ушки и падают на землю. Это совсем маленькие дети. Это, наверное, самое страшное, что я видела, — они не плачут, а просто молча это делают.
Я очень интересовалась военно-полевой хирургией. Но девочке тогда ещё трудно было поступить на военно-медицинский факультет. Вот и не сложилось.
Каждая спасенная, выхваченная из ада войны жизнь — это перелом хода вещей, предотвращение уже почти свершившегося зла. Существует мера, цена, которую я должна заплатить: мне нужно не только поехать и вынуть детей «оттуда», из-под снарядов и пуль, но и «здесь» пройти через побивание камнями, публичное унижение. И знаешь, если за все эти «мразь» и «сука» в мой адрес Бог даст мне возможность спасти еще хотя бы одну жизнь, я согласна.
Болевая точка — это импотенция, мужская несостоятельность. Почему женщина ездит на войну за детьми, а мужчины поливают ее за это дерьмом, сидя дома, в Москве или Германии, в тепле на диване?!
Я вообще не могу представить, как можно тут сидеть, когда там (в Донецке. — Esquire) такое. Я имею в виду детей. Мой муж понимает, что меня остановить невозможно, я так или иначе поеду. Наверное, объяснение состоит в том, что он любит меня.
Я буду вывозить (больных детей из Донецка. — Esquire), пока война не кончится. Или пока меня не убьют. Потому что они не выживут там. У них нет других шансов.
Меня страшит не смерть, а переход. Сам переход отсюда — туда. И вот эта неизвестность, понимаете…
Я ненавижу смерть, она мне отвратительна. Я считаю, мы должны сражаться за каждое мгновение земной жизни, за то, что нам дано на земле. Но в то же время я православный человек и верю, что смерть — это переход в вечную жизнь. То есть в каком-то смысле событие… правильное. Как примирить в себе два этих начала — не знаю…
Я считаю, что каждому человеку должно быть обеспечено право на достойную смерть — в срок, без боли, в окружении близких.
Источник
« Как украсить дом к Новому Году
Эффектный маникюр, который дополнит ваш... »
  • +101

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+1
Уникальная женщина, доктор, добрейший человек. Хрупкая, смелая, бесстрашная и очень красивая. А вам слабо?
  • Поделиться комментарием
0
Вся эта «благотворительность» есть только прикрытие того, как живут сильные мира сего: www.forbes.com/sites/jimdobson/2016/11/01/russian-billionaire-alexander-abramov-opens-spectacular-helena-bay-lodge-in-new-zealand/#71f1065c4103
  • Поделиться комментарием
-4
Оказывается эта доктор Лиза еще и Член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека. Странное дело. Вместо использования своих полномочий согласно должности, она занимается тем, что ходит и перевязывает больных бомжей. А я думаю, и чего это по России так много нищих, бездомных, беспризорных и бесправных людей? Оказывается все правозащитники и филантропы заняты одним — они ходят с буханкой хлеба и подкармливают нищих. Интересно, а кормят их они по списку или кто под руку подвернулся?
  • Поделиться комментарием
-4
В 1999-ом я с семьей возвращался домой в Белоруссию с Дальнего Востока. Ехали на поезде. Сколько помню остановок поезда, столько видел детей, бегущих к вагонам с протянутой рукой и просьбой дать хлебушка. Их были сотни. Большинство выходили и отдавали им все, что у них было. Моя жена тоже один раз вынесла им что-то, хотя ехали мы с большим финансовым напрягом потому, что нам предстояло еще 5 суток кормить 13-летнего сына. Про нас с женой уж молчу. Но вот одна женщина в соседнем купе так ни разу и не встала, не посочувствовала и не вынесла даже куска хлеба страдавшим детям. И кто-то её попытался устыдить, упрекая черствой и бесчувственной женщиной. На что она ответила очень просто — «Мне их, конечно, жаль, но я не смогу прокормить всех этих несчастных потому, что я не имею такой возможности, которую просто обязано в этом случае иметь государство. Но государство не желает накормить и одеть этих детей и пытается эту проблему переложить на меня, а одинокая женщина, которая не в силах одеть, обуть и накормить тысячи детей».
Я вспомнил эту женщину и её слова в то время, когда читал эту статью. И я не на стороне таких людей, которые как эта «доктор» Лиза. Такие люди развращают общество. Они своими действиями и показной жалостью не дают обществу по настоящему решить проблему бездомности и нищете определенных слоев населения. То, что они, такие доктора, делают, это капля добра в огромном океане невежества и зла. И это мало кто понимает. Противно слышать, как толпа возносит таких «докторов» за их якобы нравственные поступки. Вместо этого вышли бы да и сказали тем правителям, которые не могут справится с такой ситуацией, чтобы шли вон и освободили место тем. кто эту проблему решит. Но вместо этого, эта толпа будет таких руководителей целовать-лелеять и выдвигать на лозунгах разных «докторов», которые своим сюсюканьем отвлекают внимание от главного. И чем больше будет таких сюсюкающих, тем больше будет бомжей, нищих и беспризорных детей.
  • Поделиться комментарием
0
Вы просто МРАЗЬ — вы только такого эпитета заслуживаете за свой комментарий!"!
0
Вы просто МРАЗЬ — вы только такого эпитета заслуживаете за свой комментарий!"!
— Афигеть, маэстро! Получается. что это я наплодил бездомных, беспризорных, нищих и уголовников. А государство, навроде как, и ни при чём? Оно плодит, а я корми? И что это за функции у Члена Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека ходить и раздавать печенюшки страждущим? Ну, одному, ну от силы двум дала, а как насчет тысяч оставшихся? Так может этому члену это время потратить на решение этой проблемы на государственном уровне? Выступить в Госдуме, поставить жесткие вопросы перед президентом, рассказать о проблеме в прессе, назвать виновных, добиться государственной программы по этой проблеме. Ан, нет! Оказывается они там все белые и пушистые, а Борисов такой сякой мразь конченная, который напрямую говорит кто-есть кто. Почему-то в Союзе эта проблема была решена именно государством и там даже не знали такого слова как «благотворительность». От же племя какое кислое, сами натворили. а еще и нехорошими словами обзываются.
0
Полностью согласна. Власть в ответе за все свои преступления против людей.
+1
Царствия ей Небесного
  • Поделиться комментарием
+1
К сожалению, сама доктор Лиза была лишена такого права, погибла совсем не в срок, вдали от родных, и страшно даже представить с каким ужасом и болью, когда в последнюю минуту поняла, что это конец… хочется верить, что это все таки переход, очень-очень страшный, несправедливый, но переход для нее и для всех, кто летел вместе с ней…
  • Поделиться комментарием
+4
Мудрая, светлая, сильная, смелая «Доктор Лиза» царствие ей небесное.
  • Поделиться комментарием
+2
Вечная память этой смелой женщине. Может быть, когда-нибудь её причислят к лику святых, как Елизавету Петербуржскую.
  • Поделиться комментарием
-1
Щаз! Она же не жертвовала деньги попам а спасала
0
Жертвуют не попам, а церкви. Попы за подаянием не ходят. Этим занимаются странствующие монахи.
+6
светлая память…
  • Поделиться комментарием
-1
Какая земля может быть пухом утонувшим… 85 процентов тел не нашли и не найдут…
  • Поделиться комментарием
+1
так говорится, но злым не дано понять,,, они понимают все дословно, а не сердцем,,,,
-1
Не уж то злобно написала я… отчасти правду написала и все тут.